Лого dojki.org

Моя тётя лишила меня девственности читать онлайн, страница 2


Смотреть порно бесплатно

Главная Лучшее на Dojki.Biz Лучшее видео Dojki.Biz К файлу
прижала к себе и рассказала, как её обидел тот самый Ухажер. Оказывается, она пошла на его день рождения, когда я уснул (в сердце неприятно кольнуло, но сочувствие к тете Ане перебороло обиду), и там произошло нечто ужасное: парни выпили, затем схватили тетю Аню, повалили её на кровать, раздели догола, больно удерживая (тетя Аня показала мне синяки на руках и ногах; я хоть и не видел их - была ночь - но погладил все до единого), и Ухажер хотел-
Тут тетя Аня всхлипнула и запнулась.
Я сжал её руку, представив, как на милое, родное тети-Анино тело пялятся десятки глаз. Нагота её казалась мне моим личным, интимным достоянием, и я был в ужасе от того, что её видела вся улица. С другой стороны, я был рад, что ухажер не сделал ЭТОГО (чего именно - я твердо не знал, но смутно догадывался), и старался говорить весело, утешая тетю Аню: Ты молодчина, ты такая сильная, ловкая - ты вырвалась от них, убежала-
Скоро мне это почти удалось, и я, взяв с неё обещание больше не плакать, ушел спать. Всю ночь мне снился коварный план, который немедленно возник у меня-
Конечно, по дачам пошел слух. Наутро тетя Аня не выходила из комнаты; её папа зашел к нам домой, поговорил с моим папой, затем - они позвали меня и попросили пересказать им то, что я вчера узнал от тети Ани.
Это бесцеремонное вторжение в нашу интимную дружбу вначале обидело меня, но папа заявил, что им нужно это знать для восстановления справедливости. Он говорил серьезно; я понял, что он прав, почувствовал себя почти взрослым - участником заговора мстителей, - и рассказал, что Ухажер опозорил тетю Аню, но не до конца, потому что тетя Аня вырвалась и убежала.
То, что они оголили тетю Аню, я не мог и не стал рассказывать. (Это и так знали все: Анька прибежала домой голяком, - я об этом узнал позже, и увы, не из добрых уст).
Папы были немало удивлены моим спокойным рассказом про не до конца, но не стали допытываться, насколько глубоки мои познания в этой области, а переглянулись и понимающе кивнули.
Вскоре в тихом дачном мирке разразился грандиозный скандал: наши семьи выясняли отношения с семьей Ухажера. Этим занимались взрослые, удовлетворив мои претензии к их справедливости; но я, со своей стороны, тоже не сидел сложа руки. В сообщники я нанял ближайших своих приятелей...
Ухажер любил купаться. В один прекрасный день он вышел из воды и, обмотав бедра полотенцем, стал переодевать плавки. На пляже почти никого не было.
В этот момент из-за кустов выскочили трое мстителей - все в одинаковых плавках, в одинаковых масках, обтягивающих голову, как у Фантомаса (сделаны лично мною из грелок, купленных сестрой моего приятеля в соседнем селе). Они издали оглушительный боевой клич, набросились на опешившего Ухажера, швырнули ему в глаза горсть песку, вырвали у него из рук плавки - и мокрые, и сухие, - сорвали с бедер полотенце, схватили лежавшую на песке одежду - и умчались в кусты. План прошел блистательно.
Оголенный и ошеломленный Ухажер пытался было бежать за нами, - но тщетно: мы скрылись вместе с его одеждой. Я поручил друзьям забросить наши трофеи во двор Ухажера (мы - мстители, а не воры), а сам оббежал пляж с другой стороны, дабы насладиться местью в полной мере.
Когда я подобрался к пляжу, растерянный Ухажер пытался уйти с другой его стороны; но там все заросло резаками и камышом - проход был исключен. Он метался, не находя себе места. На него выразительно посматривали: наша затея, естественно, привлекла к себе внимание.
Он пробовал было сделать себе одежду Робинзона из травы, - но девушки, купавшиеся неподалеку, принялись высмеивать его - громко и откровенно, - и он, отчаявшись, пошел домой голым.
Ему пришлось пройти мимо девушек; они что-то ему говорили, визжали, хихикали, норовили потрогать член... Я видел, что его член поднялся высоко, как пушка. Ухажер, вне себя, побежал, затем вдруг остановился и, дергаясь, как паралитик, побрел в поселок, - с высоко задранным членом, который он прикрывал руками. Его видели много людей.
Я ликовал и злорадствовал-
Наша выходка не имела больших последствий. Мой план удался - нас не смогли опознать; заподозрив меня, допытывались, где я был - но ребята обеспечили мне алиби, заявив, что я играл с ними в месте, весьма далеком от пляжа. Даром, что ли, я читал Шерлока Холмса - целых две книжки?
Маски мы порезали и сожгли. В конце концов, дело заглохло само собой: Ухажер не слишком стремился рекламировать свой позор-
Тетя Аня все это время просидела безвыходно в своей комнате. Я постоянно был у неё. Конечно, она первой узнала о моей мести: изнемогая от смеха, она захлебывалась - ты с ума сошел, Максик, - хватаясь за щеки и глядя на меня с ужасом и восторгом. Кажется, именно тогда я впервые почувствовал себя мужчиной-защитником.
Слухи делали свое дело, и тети-Анины родители решили съехать с дачи. Это было трагедией: я давно с ужасом думал о разлуке с тетей Аней.
Тетя Аня, узнав о скором отъезде, стала неистово нежна со мной, почти не стесняясь окружающих; взрослые заговорили о нашей дружбе, пряча смущенную улыбку. Мы ходили купаться - далеко, на дальний пляж, затерянный в лесу, - и там вновь окунались в безудержные ласки, позабыв обо всем на свете. Там впервые случилось странное событие: в вихре ласк я дотронулся до тети-Аниной писи, обнаружил, что она мокрая, и стал изучать рукой это странное для меня явление. Тетя Аня вдруг вскрикнула - будто мяукнула, - выгнулась, застонала- Я испуганно отскочил, думая, что сделал ей больно; но инстинкт подсказал мне, что тете Ане не больно, а очень хорошо-
Тогда тетя Аня и рассказала мне о том, что ей приятнее всего на свете. Она сильно смущалась: рассказывая - крепко-крепко прижимала меня к себе, не позволяя глядеть ей в глаза. Я почувствовал, что речь идет о какой-то очень важной, стыдной и интимной вещи. Желая, однако, всей душой сделать тете Ане приятное, я стал снова гладить её писю. Тетя Аня вначале отпихивала меня, но затем - очень скоро, - застонав, обмякла и раскинула ноги. Я забрался к ней между ног и принялся за дело. Скоро все повторилось: тетя Аня заурчала, как зверенок, изогнулась, закатила глазки...
Она частенько целовала мой член, и я помнил, как это приятно, но даже не догадывался, что испытывала тетя Аня. Я вкладывал всю свою нежность в ласки тети-Аниной писи: гладил её, теребил, целовал; очень скоро я понял, что тете Ане больше всего нравится, когда я лижу её писю, как мороженное.
За те несколько дней, которые выпали нам до её отъезда, я наловчился, - и всякий раз дело заканчивалось тети-Аниным оргазмом. Сам я тоже чувствовал головокружительную теплоту между ног, но пока без последствий. Ведь мне шел всего десятый год-
Но в один из последних дней ЭТО все-таки произошло. Прошел дождь, и мы с тетей Аней вывозились, голые, в мокром иле. Он был чернющий, как сажа или мазут.
Было несказанно приятно, странно и весело покрывать друг друга этой липкой массой. Наши тела стали черными и блестящими, как эбонит. Особенно весело и жутко было густо вмазывать грязь в рыженькие тети-Анины кудряшки: её пушистая, растрепанная головка превращалась в черный блестящий шар, похожий на маску Фантомаса. Скоро тетя Аня была в скафандре, как космонавт, и только смеющееся её личико (с вымазанным носом) белело в непроницаемо-черной оправе-
Тетя Аня отвечала мне тем же. Постепенно пришло чувство странного, сладкого томления; оно усиливалось от нежных прикосновений рук, скользящих по обмазанному телу, от ощущения влажной грязи, обволакивающей кожу и волосы... Мы возились и терлись в грязи, как поросята; тетя Аня начала постанывать. Когда её руки перешли мне на попу и бедра, я почувствовал, что наполняюсь каким-то теплом, которое вот-вот взорвется во мне. В пароксизме томления я вытянулся, ворочаясь в иле, и подставил тете Ане свой член. Она стала мазать его и яички, ласкать и мять их-
И- у меня в глазах потемнело, и я почувствовал, что взрываюсь.
Этот первый мой оргазм запомнился мне на всю жизнь. Тетя Аня, поглаживая меня по бедру, говорила нежно и растерянно - Так вот какой ты, Максик-, - а я, утратив дар речи, уткнулся ей в черный вымазанный живот, вдыхал сладковатый запах ила - и просто был, существовал. Я не знал, что со мной, и думал, что умираю от любви. Я любил тетю Аню - я уже себе признался в этом, - и знал, что от любви умирают. Подробности были мне неизвестны-
Потом я точно так же мазал и гладил тети-Анину писю - и она кричала, барахтаясь в грязи-
Перед её отъездом мы не прощались: я убежал в лес, чтобы никто не видел, как я реву.
3.
Так началось мое знакомство с будущей женой.
Нет, вы не ослышались: я женат на тете Ане, и у нас - трое детей. Тетя Аня (я до сих пор так зову её - в шутку, конечно) - самая лучшая на свете мама: она обожает детей всем сердцем и отдает им всю себя - без оглядки. Мне - первому своему ребенку, выросшему на её глазах в мужчину, а затем - в мужа, - она тоже отдавала и отдает себя-
Но до нашего брака произошло много событий; сам брак был завоеван нами нелегко. Мыслимое ли дело: малолетний племянник женится на великовозрастной двоюродной тете, которая старше его на 7 лет! Все наши семьи были против- и тем не менее мы - вместе, и семьи наши - тоже вместе с нами.
Остаток каникул я провел в тоске: не ел, не играл, перессорился со всеми приятелями. Родители подшучивали надо мной; меня это ужасно сердило, и я уходил на целый день из дому - в лес и на реку.
Там, кроме всего прочего, я вымазывался илом - первое мое эротическое потрясение было накрепко связано с ощущением скользкого вещества, покрывающего кожу, - и гладил свою писечку, представляя на себе нежные руки тети Ани- После ЭТОГО я долго лежал в иле, переполняясь глубокой беспричинной тоской. Тети Ани не было рядом, и я плакал.
Продолжалось это недели полторы - целую вечность для меня.
Потом - мы вернулись в Москву, - и там, на станции, ни на что не надеясь, я увидел - неожиданно, вдруг, - знакомый сарафан, милые рыженькие кудряшки-
Я остолбенел, а потом взвился и помчался к ней. Тетя Аня-я-я-я!!!
Она пришла на станцию, чтобы встретить меня. Я, не веря, прижался к ней, обхватил, - и она меня. Когда
<<12 3 .. 6  >>
Размер шрифта
Количество символов на страницу